Из домашней библиотеки С.О.В.

 

            2728226@mail.ru    

 

 

 

 

Дарья Донцова

Книга "Старуха Кристи – отдыхает!"

Из серии "Детектив на диете. Татьяна Сергеева - 1"

 Читать онлайн

(скачать книгу бесплатно) 

(скачать другие книги Дарьи Донцовой)

 

 

На главную     Начало книги

 

1   2   3    4   5   6   7

 

– На что ты намекаешь, да? – возмутился хозяин. – У Рустама продукты свежие, да! Мясо у своих беру, масло, яйца, первый сорт. Я тут третий год, да! Меня весь район знает! Больная, да! Может, наркоманка!

– Не похожа, – процедил второй парень, – что я, торчков не видел. Колька прав, отравили ее.

– Умные, да! – чуть ли не со слезами на глазах воскликнул несчастный Рустам. – Больше всех знаете! Доктора, да?

– Почти, – ответил первый юноша, – на пятом курсе медицинского учимся, потому и остались тут, думали, вдруг понадобимся. Может, конечно, и сердце схватило, только на отравление больше похоже.

– Я на эту девчонку внимание обратил, когда она сюда вошла, – подхватил второй, – хорошенькая киска, и на сердечницу совсем не походила, влетела на всех парах и шлеп за столик, больные так не бегают.

– Ои, горе мне, горе, – заломил руки Рустам.

Потом он вдруг замолчал и другим, совершенно нормальным голосом сказал:

– Слышь, ребята, давайте ее во дворик вынесем и на стул посадим, вон туда, где бачки. Вы же небось мертвых не боитесь?

Я поразилась метаморфозе, произошедшей с хозяином. Из его речи испарился сильный акцент, и он больше не вставлял через каждое слово «да».

– Ясное дело, навидались трупов, – ответил первый юноша, – только зачем? До приезда милиции нельзя ничего трогать.

– Милиция-шмилиция, – отмахнулся хозяин, – скажем, во дворике умерла, не у Рустама в кафе. Я вам денег дам.

– Глупо очень, – хмыкнул второй студент, – вся площадь видела и слышала, как твои посетители с визгом разбегались. Нет, мой совет, оставь все как есть, а вот и менты.

Послышался звук шагов, и мужской голос равнодушно, как-то устало спросил:

– Что здесь стряслось?

Я повернулась, тихо, бочком, просочилась за дверь, быть свидетельницей мне совершенно не с руки.

На улице неожиданно настало жаркое лето, тучи разбежались, вовсю шпарило солнце. Я, одевшая с утра слишком теплую одежду, мигом вспотела и решила съесть мороженое, благо рядом маячил лоток.

– Дайте рожок, – попросила я у продавца, мальчишки в белой полотняной куртке.

Тот открыл холодильник, выудил мороженое, хитро прищурился и сказал:

– Ежели заплатите пятьсот рублей, интересное расскажу.

Я от неожиданности чуть не выронила затянутый в целлофан пакетик.

– Кому?

– Так вам, – кивнул мальчишка, – чего, не узнали меня?

– Извини, – насторожилась я, – нет. Разве мы встречались раньше?

– Я только что воду на вас пролил, – засмеялся продавец.

– А-а-а, – сообразила я, – и что?

– Думаете, я такой неловкий, стакан на подносе удержать не могу?

– Со всеми случиться может, не дергайся, я уже забыла, одежда давно высохла, – успокоила я мальчика, – ерунда, не переживай.

Мороженщик хихикнул.

– И не парюсь совсем, мне велели вас облить и денег за это дали.

– Кто?!

– Информация стоит пятьсот рублей, – заявил продавец.

Поколебавшись, я вытащила кошелек. В портмоне лежали три тысячи «представительских», Гри велел тратить их на нужды расследования, более того, он сказал:

– Если понимаешь, что сведения интересные, плати, не стесняйся.

– Хорошо, – кивнула я, – только чек мне не дадут, как отчитываться?

– Никак, – хмыкнул Гри, – на слово поверю.

Поэтому сейчас я заколебалась, давать ли наглому пареньку столь большую сумму или поторговаться?

– Столько нету, – наконец заявила я, – триста хочешь?

Мороженщик сложил губы трубочкой и свистнул.

– Не, пятьсот, если вам охота разузнать, кто над вами пошутил, несите бабки, я всегда тут стою.

– Дорого просишь.

– Так за дело!

– А если мне и неинтересно вовсе?

– Чего тогда торгуетесь?

Делать нечего, пришлось вынимать купюру. Подросток внимательно поглядел ее на свет, поковырял ногтем, аккуратно сложил, засунул в висящий на поясе кошелек и завел рассказ:

– Подошла ко мне чувырла, расфуфыренная такая, и спросила:

– Хочешь заработать?

– Делать чего? – предусмотрительно поинтересовался торговец.

– Ерунду. Купить в пиццерии минеральную воду и по моему знаку вылить ее на девушку.

– На какую?

– В кафе сидит, бейсболку на себя нацепила, козырек опустила, думает, ее никто не узнает, – хмыкнула «заказчица», – у окошка устроилась. Я руку подниму и волосы поправлю, вот так. Как увидишь, опрокидывай на гадину воду.

– А если она мне по морде настучит? – заколебался парнишка.

– Так за что я деньги плачу? Впрочем, не бойся, дело ерундовое, подумаешь, минералка, со всяким случиться может, ну поорет пару минут. Ты ее, главное, отвлеки, чтобы в мою сторону не глядела.

– Зачем?

– Боже! Какой любопытный! Впрочем, ладно. Гадюка за мной следит, ее наняла жена моего любовника, мужик сейчас сюда подойдет, вот я и хочу, чтобы мы успели уйти, пока девка с тобой лаяться станет.

– Ладно, дело простое! – захихикал парнишка.

– Что за бред! – вспылила я. – Ни о каком муже я не слышала! Как эта чувырла выглядела? Она тебе не назвалась случайно?

– Паспорт показала, с пропиской!

– Да ну! И как зовут врунью?

Паренек с жалостью поглядел на меня.

– Ну ты даешь?! Ясное дело, ничего киса о себе рассказывать не стала, но ты можешь на нее посмотреть.

– Где?

– В пиццерии, у Рустама, до сих пор там сидит, мертвая. Кстати, не знаешь, кто ее, а? Я уже потом сообразил, что она меня обманула.

– Почему?

Мороженщик почесал в затылке.

– Когда тебя облил, я хорошо столик видел, где эта девка сидела. Специально так встал, чтобы условный знак не пропустить. Ну она волосы поправила, я стакан опрокинул, ты обернулась и давай вопить. А из-за столика вовсе даже не мужик поднялся, а тетка, вся в черном и в шляпе. Пока ты кипела, баба убежала, а девка, что мне денег дала, сидеть осталась. Я тебя, сколько мог, отвлекал, думал, чувырла тоже сбежать хочет, но нет, она навалилась на стенку и ни с места.

– Не видел, куда тетка в черном понеслась? – в нетерпении воскликнула я.

– Вон, около газетного ларька Сеня сигаретами торгует, столик видишь маленький?

– Да.

– У него спроси.

– Почему?

Мороженщик скривился.

– Он тут ругался, остановиться не мог, эта, в черном, ему лоток снесла…

Я побежала к парню с сигаретами, оглядела его товар и решила завести разговор издалека.

– Отчего справа курево дешевле? Просроченное?

Сеня мрачно буркнул:

– Не кефиром торгую, табак долго хранится, пачки грязные, упали на асфальт, вот и пришлось себя в убыток Цену назначить, может, кто польстится. Кстати, внутри они чистые, с сигаретами ничего не случилось, только сверху в пятнах, бери, пользуйся моментом.

– Что же ты так поступаешь, – укорила я продавца, – пошвырял товар, этак ведь не разбогатеешь.

– О каком богатстве речь, тут бы на еду хватило, – надулся Сеня.

– Вот видишь, – не успокаивалась я, – дела и так плохо идут, а ты еще неаккуратен.

– Я тут ни при чем! Баба-идиотка по улице неслась и мой лоток опрокинула. Охнуть не успел, пачки на асфальт попадали.

– И ты за ней не погнался? Отчего не потребовал компенсацию? Помнишь, как она выглядела?

Сеня нахмурился.

– В шляпе.

– Ну хоть сколько лет нахалке? – «дожимала» я Сеню.

– Хрен разберет, тощенькая девчонка. Джинсики, курточка…

– И шляпа?!

– Ага, – не усмотрел ничего странного в этом сочетании Сеня, – пронеслась вихрем, вскочила в «Жигули», и фр-р-р.

– Ты бы номер записал, – наседала я.

– А смысл, – мирно ответил Сеня, – такой хачмобиль типа такси, вон их сколько стоит! Близорукость у меня, вдаль плохо вижу, вот цвет помню, белый!

 

Глава 29

 

Гри, выслушав мой доклад, тяжко вздохнул.

– Может, попросить твоего приятеля из милиции, Федора, проверить владельцев соответствующих машин? – предложила я. – Вдруг шофер помнит, куда вез девицу.

Гри покачал головой.

– Дурацкая идея. Во-первых, неизвестен точный цвет машины.

– Как это? Белый.

– Это лоточник сказал, а может, «Жигули» были светло-серые, бежевые, палевые, наконец. И потом, представляешь себе, сколько тачек с таким окрасом зарегистрировано в столице. Нам года не хватит, чтобы обойти владельцев. Нет, без номера никаких шансов. Ладно, ступай отдохни, мне надо спокойно подумать. Да, кстати, дай мне твой мобильный.

– Зачем? – удивилась я.

– Надо, – загадочно ответил Гри, – некоторое время походишь без связи.

– Почему?

– Потому! Кто в доме хозяин?

– Ладно, – кивнула я, – сейчас принесу, он в сумке, а она в прихожей. Только Этти станет волноваться.

– По какой причине? – скривился Гри.

– Начнет звонить, а я недоступна.

Хозяин потер затылок, потом неожиданно сказал:

– Твоя свекровь в ближайшую неделю не прорежется. Ее наняла в качестве переводчицы одна туристическая фирма, открывающая новый отель в Турции, Этти уехала в Анталию.

Я подскочила от удивления.

– Откуда информация?

Гри прищурился.

– Ты вчера в душ пошла, а я сел чай пить, слышу, мобильный разрывается, один звонок, второй, третий, четвертый… Вот и подумал, вдруг какая-то беда случилась, не станет нормальный человек так тупо сто раз подряд номер набирать! Вытащил трубку и сказал:

– Таня в ванной, попробуйте соединиться с ней через полчаса.

Не успел произнести фразу, как услышал женский голос:

– Кто вы и отчего отвечаете по этому номеру?

Естественно, я сообщил чистую правду, что являюсь работодателем госпожи Сергеевой, а тетка очень вежливо попросила:

– Сделайте одолжение, передайте Танюше, что ей звонила Этти, я стою на посадку в самолет, улетаю в Анталию, по работе, дело очень спешное закрутилось, буквально за пару часов. Пусть Таня не волнуется, роуминга У меня нет, ответить на ее звонки не смогу.

Ну я и пообещал рассказать, только не дождался тебя, заснул. Уж извини, сейчас сообщаю: Этти, наверное, на пляже. Давай неси телефон.

В легком недоумении я пошла в прихожую. Кто разрешил Гри шарить в моей торбе? Вот уж некрасивый поступок! И почему он хочет арестовать аппарат? Ладно, вернусь в кабинет и потребую у него объяснений.

Я взяла стоящую на пуфике сумку, порылась в ней, выудила мобильный и решила все же позвонить Этти, наверное, та уже включила роуминг, странно, однако, что междугородная связь у нее не работает. Не так давно Этти ездила в Чехию, и мы с ней свободно общались.

– Да, – ответила свекровь.

– Привет, как дела?

– Таня, ты?

– Я.

– Уже вернулась? – весело спросила Этти.

– Откуда?!

– Из Анталии.

– Кто?

– Ты.

Я растерялась.

– А ты сама разве не уехала?

– Я?

– Ты.

– Нет, конечно, работы полно. Странно, однако.

– Что?

– Позвонила тебе вчера, подошел твой начальник и сказал: «Танечки не будет три недели, я ее отправил по работе в Турцию, на побережье, заодно и отдохнет. Телефон она, растеряха, тут забыла, больше не звоните. Вернется, сама с вами соединится».

Я удивленно молчала.

– Он у тебя с прибамбахом? – поинтересовалась Этти.

Неожиданно я обиделась за хозяина. Я уже поняла, что Гри никогда ничего зря не говорит, значит, имелась веская причина для столь его странного поведения.

– Эй, Танюша, чего молчишь? Алло, алло… Ну и связь, – разозлилась Этти, – работает через пень-колоду, алло, алло!

Я отсоединилась, потом набрала 100 и, слушая, как хорошо поставленный голос бубнит; «Московское время…» – отправилась к Гри.

Этти небось сейчас набирает мой номер, пусть думает что телефон заклинило, я сначала хочу выяснить у Гри, отчего тот наболтал глупостей.

При виде меня Гри отложил книгу.

– Что стряслось?

– С чего ты решил, будто произошла неприятность? – прищурилась я.

– Используя метод дедукции, столь прославленный Шерлоком Холмсом, – спокойно ответил Гри, – я, взглянув на твое красное лицо, растрепанные волосы и горящие глаза, пришел к выводу: в нашем доме произошла очередная гадость. Что на этот раз?

– Очень смешно, – фыркнула я, – ты зачем сказал Этти про мой отъезд в Турцию?

– Кто, я?

– Ну не я же!

– Твоя свекровь не страдает глюками?

– Нет, она совершенно нормальна, между прочим, мне ты то же самое заявил про Этти, а моя подруга…

– Она тебе свекровь! – перебил Гри.

– Подруга!

– Свекровь!!!

– Подруга, – ледяным тоном отчеканила я, – лучшая, единственный человек, который любит меня и заботится обо мне.

– Ты уверена? – спросил Гри. – Никогда нельзя знать точно, что у другого на уме.

– Этти единственная родная душа для меня.

– А я? Я не считаюсь другом?

– Ты платишь мне деньги!

Гри растерянно улыбнулся.

– Я считал, что мы подружились, значит, если я обеднею, ты меня бросишь?

– Не пори чушь, – обозлилась я, – великолепно к тебе отношусь и испытываю настоящую благодарность за все. Я даже похудела благодаря тебе. Но Этти моя лучшая подруга.

– Она меня не поняла, – пожал плечами Гри, – шум в канале связи, нестыковка информации, а я, наверх ное, не так воспринял то, что сообщила дама.

– Да?

– Да! Этти спросила, когда у тебя будет свободное время, а я сообщил, что планирую поехать вместе с секретаршей в отпуск, на что дама заявила: «Я сама хочу в Анталию съездить», – вот мы и сделали неверные выводы из чужих слов.

Я вернулась к себе в спальню и набрала номер Этти.

– Просто отвратительно, – кипела подруга, – сначала разъединилось, а потом было занято.

– Линия старая, – краснея от вранья, вздохнула я.

– Что, твой Гри совсем ума лишился? Какая Турция?

– Забудь, – вздохнула я, – у него случаются заскоки, возраст не юный, вот мозги и заклинивает.

– Уж извини, пожалуйста, – язвительно заявила Этти, – я очень рада, что ты устроилась на работу со стабильным окладом, но твое начальство определенно с тараканами в голове. И потом, из-за службы ты совсем меня забыла! Скоро мы не узнаем друг друга при встрече!

Кстати, я имею для тебя сюрприз, думаю, тебе понравится, давай завтра пообщаемся. К сожалению, весь следующий месяц буду тотально занята, а подарочек испортится.

– Ладно, – радостно воскликнула я, – где?

– В полдень, на Дорогомиловской улице, возле кафе, идет?

Я согласилась, но не успела повесить трубку, как на пороге возник Гри.

– Ведено же было отдать мне телефон, – рявкнул он.

– Можно мне в полдень встретиться с Этти? Ненадолго, – перебила я хозяина.

– Зачем?

– Ну… Она потом будет очень занята, а мы давно не виделись, у Этти есть сюрприз для меня! Я не имею право на выходной? Хоть на два часа!

Гри поджал губы.

– Увы, завтра нет! Видишь ли, какое дело. Рися отправляется к зубному врачу, а у меня срочное дело, придется тебе посидеть дома.

– Почему?

Гри ухмыльнулся.

– Конечно, ты посчитаешь меня полным идиотом, но квартира не должна быть пустой. В письменном столе лежит очень крупная сумма денег, поэтому я не хочу, чтобы ты уходила, ясно?

Я пожала плечами.

– Раз прикажешь, придется подчиниться.

– Именно приказываю, – с несвойственной ему жесткостью заявил Гри и ушел.

Я в задумчивости уставилась на не арестованный им телефон, потом схватила трубку.

– Этти, завтра не получится.

– Почему?

– Хозяин не разрешает выходить из дома!

– С какой стати?

– Он оставляет в кабинете большую сумму денег, боится воров, мне приказано стеречь банкноты.

– О господи! Нашел охранницу! Надо же, как неудачно складывается! Теперь мы месяц не увидимся, сюрприз пропадет, впрочем.., твой хозяин живет один?

– Нет, с внуком.

– Вот черт! Хотела сама к тебе подъехать.

– Риси тоже не будет, он уйдет к стоматологу.

– Отлично. Говори адрес. Прикачу в полдень, пару часиков потреплемся, отдам тебе подарок и уеду. Дико по тебе соскучилась.

– Я тоже, только…

– Что еще?!

– Гри не разрешает никого приглашать, извини…

– Ерунда, – воскликнула Этти, – ничего ему не говори, как только дедок и внучок умотают, звони мне, мигом прискачу.

Я заколебалась, приказ Гри нарушать нельзя, и я никогда бы не разрешила постороннему человеку зайти в его кабинет. Но Этти! Моя подруга честна до глупости, думать, что она способна украсть деньги, просто смешно! И потом, какой сюрприз уготован Танечке? Этти всегда делает восхитительные подарки, а я так люблю их получать!

– Ладно, – зашептала я, – будь по-твоему, дождусь ухода Гри и звякну.

 

* * *

 

На следующий день ровно в одиннадцать Гри крикнул:

– Убежал по делам, вернусь к полуночи!

Я высунулась из своей комнаты, увидела хозяина, одетого в красивый светло-бежевый костюм, и сказала:

– Счастливой дороги, мне будить Рисю?

– Он давно уехал, – ответил хозяин, – небось ночью возвратится, иди в кабинет.

– Не волнуйся, – заверила я, – носа наружу не высуну.

Гри ушел. Я позвонила Этти, а потом побежала в ванную, поплескалась с полчаса, затем, пользуясь тем, что дома никого нет, вышла голой в коридор. Я любила раньше ходить по своей квартире без халата, но теперь, поскольку живу не одна, всегда закутываюсь в пеньюар после душа. Сейчас же весело сновала туда-сюда, не прикрытая ничем. Нет, все-таки хорошо хоть изредка остаться в одиночестве.

Этти позвонила в дверь без одной минуты двенадцать.

– Хорошие апартаменты, – одобрила свекровь, стаскивая ярко-розовый пиджак, – прихожая просторная, очень неудобно в двухсантиметровой передней.

Я показала ей свою комнату, потом провела Этти в кабинет, притащила чайник и сказала:

– Только не удивляйся, сейчас угощу тебя смесью из пакетика «Белый Арап».

Этти улыбнулась.

– Вы тоже его пьете?

Я хотела было спросить, откуда подруга знает про «Белого Арапа», но тут Этти уронила на пол одно пирожное из принесенных ею к столу. Корзиночка перевернулась, жирный белый крем прилип к ковру.

– Боже, какая я неловкая! – воскликнула Этти. – Надо скорей замыть!

– Ерунда, – засмеялась я и побежала на кухню за тряпкой.

Ликвидировав через пять минут следы от крема, я села за стол, взяла чашку… Дальнейшие события разворачивались словно в фильме ужасов.

Не успела я оторвать чашку от блюдца, как в комнате гулко прозвучало:

– Не пей!

– Это ты сказала? – удивилась я, глядя на Этти.

– Нет, – оторопело ответила та.

В ту же секунду дверки большого просторного шкафа, еще вчера вечером забитого книгами, распахнулись, и оттуда выскочил незнакомый молодой мужик. «Грабитель», – молнией пронеслось в моей голове, в кабинете сейчас полно денег, потом из горла вырвался визг.

Вор довольно спокойно сказал:

– Не ори, дай сюда чашку!

В то же мгновение Этти повела себя более чем странно, быстрее молнии свекровь метнулась ко мне, выбила у меня из рук емкость с «Белым Арапом» и ринулась в прихожую. Оттуда незамедлительно послышалась громкая брань. Я, разинув рот, смотрела, как коричневая жидкость быстро впитывается в палас. Чудом уцелевшая чашка откатилась к ножке письменного стола. Мужик, вылезший из шкафа, словно черт из табакерки, неожиданно заявил:

– Очень глупо, пробу с ковра можно запросто взять!

– Точно, – раздалось от стены.

Я вздрогнула и окончательно лишилась дара речи.

Другой книжный шкаф, стоявший в противоположном углу комнаты, распахнулся, и из его нутра выбрался Гри, одетый в элегантный светло-бежевый костюм.

– Это что такое? – пробормотала я. – Ты же ушел?

Почему в шкафу оказался? И кто этот парень?

Но ответа на свои вопросы я получить не успела, потому что в кабинет из коридора ввалилась во главе с Федором целая группа мужиков. Один из них моментально присел около мокрого пятна на ковре, раскрыл чемодан и принялся деловито вырезать большими ножницами кусок покрытия.

Я только хлопала глазами.

– Где Этти? – вырвалось у меня через пару минут.

– В машине, – спокойно ответил Федор.

" – Где? – не поняла я.

– В автомобиле, под охраной, – пояснил Федор.

– Почему? – спросила я, ощущая себя героиней пьесы абсурда.

– Все объясню позже, – торжественно объявил Гри.

 

Глава 30

 

Прошло два дня. Гри только отмахивался, слыша мой очередной вопрос:

– Что произошло?

Наконец утром в среду он велел:

– В полдень явишься в кабинет при полном параде.

– Зачем?

Гри хмыкнул.

– Скоро поймешь!

В полном недоумении я нацепила брючный костюм и накрасила губы. Без десяти двенадцать раздался звонок, я распахнула дверь. На пороге стояли… Самсоновы.

– Вы к нам? – изумилась я. – Ой, Игоря отпустили?!

– Таня, – выглянул в прихожую Гри, – рассади гостей в кабинете.

Не успел хозяин закрыть рот, как в прихожую ввалился Федор.

– Все в сборе, – удовлетворенно заметил Гри, – можно и плюшками побаловаться. Давай, Танюшка, накрывай чай.

Некоторое время у меня ушло на хозяйственные хлопоты, когда я втолкнула в кабинет столик на колесах, заставленный чашками, Гри недовольно сказал:

– Умирать соберусь – тебя за смертью пошлю. Где шлялась?

– Чай готовила, сам же велел плюшки подать!

– О боже, – закатил глаза Гри. – Садись.

Я покорно села на диван.

– Итак, почти все действующие лица в сборе, – торжественно заявил Гри. – Могу начинать.

– Сделай милость, – сказал Федор, – извелись все в ожидании развязки, ведь правда известна только тебе.

Его лицо было абсолютно серьезно, но в глазах прыгали бесенята, а уголки губ предательски пытались подняться вверх. Но Гри, словно токующий глухарь, не заметил явной издевки друга.

– Слушайте, – возвестил он, – без долгих предисловий приступлю сразу к сути.

Андрей Калягин, мальчик из неблагополучной, бедной семьи, всю жизнь стремился к богатству и респектабельности.

В юности он сделал страшную глупость, пожелал уехать из барака не в коммуналку, а в отдельную квартиру, и для этого женился на Насте.

Отдельные апартаменты Андрей получил, правда, вместе с женой в придачу, но на первых порах Настя его не раздражает, она любит Калягина и изо всех сил пытается окружить мужа любовью и заботой. Но потом на жизненном пути Андрею попадается Вера, и он мигом соображает, какого дурака свалял, соединив свою судьбу с нищей, безродной девчонкой. Вера, дочь высокопоставленного чиновника, просто теряет разум при виде Андрюши. Калягин обладает редким талантом, женщины любого возраста сразу влюбляются в него и начинают совершать невероятные глупости, лишь бы остаться вместе с ним. И Вера не стала исключением.

Кому из парочки первому пришла в голову мысль убить Настю, так и останется неизвестным, но то, что любовники разрабатывали план вместе, это точно.

– Я смотрел то давнее дело, – вмешался Федор, – ежу понятно, что к чему, но Иван Сергеевич, отец Веры, сумел тогда замять историю.

Гри кивнул.

– Да, папенька вывел из-под удара любимую дочурку и будущего зятя, только, как выяснилось потом, оказал им медвежью услугу. Андрей ведь никогда не любил Веру, она была для него только средством приобрести одним махом то, о чем мечталось: шикарную квартиру, машину, дачу, сберкнижку, отличное место работы. Надо сказать, что Калягин не просчитался и обрел благополучие. Вот только маленькая деталь – он попал в рабство к Вере. Андрей Львович даже и помыслить не мог о разводе, обретя свободу, он мигом вновь стал бы нищим.

Семейная жизнь текла уныло, конечно, иметь деньги хорошо, однако ради финансового благополучия приходилось мириться с нелюбимой женой. Но Андрей был хитер, долгое время Вера считала, что муж к ней отлично относится, правда, без особой страсти, зато уважает, ценит. Опытный бабник Калягин знает, что принесенный букет, коробка конфет или флакон духов способны творить с любой дамой чудеса и его супруга не исключение.

Андрей старательно изображает замечательного мужа, при этом без конца заводит на стороне амуры. Работа репетитора очень удобна для него, можно в любое время убежать из дома, коротко сообщив: «Спешу на урок».

Вера, естественно, никогда не звонит ученикам, ей и в голову не приходит подозревать Андрея, так они и живут до недавнего времени вполне нормально" но потом происходит некое событие, коренным образом меняющее ситуацию. Андрей влюбляется в Этти.

– Что! – подскочила я. – В кого?

– В Этти, – спокойно повторил Гри.

– Не может быть!

– Почему? – пожал плечами молчавший до сих пор Федор.

Я притихла, а действительно, почему?

– Они знакомы давно, – продолжил Гри, – еще со студенческой скамьи, но потом пути однокурсников разошлись, и долгие годы Калягин и Этти даже не вспоминали о существовании друг друга, но вдруг за дело берется господин Случай.

У одной из знакомых Этти есть дочь, собирающаяся поступать в институт. Девочка занимается с Калягиным.

Этти приходит в гости к подруге и сталкивается с репетитором. Между бывшими однокурсниками вспыхивает бурный роман. До этого момента Калягин имел дело только с молоденькими девчонками, его привлекают свежие мордашки, женщины за тридцать, а тем более за сорок не волнуют ловеласа, и вот теперь он неожиданно затевает роман с «пожилой» дамой. Мало того, наверное, первый раз в жизни Андрей теряет голову, он влюбляется в Этти, которая ведет себя как восемнадцатилетняя девочка, выглядит едва ли на тридцать, но при этом обладает умом женщины сорокалетней. До сих пор Калягин бросает своих любовниц месяца через два после первой встречи. Хорошенькие, свеженькие девчушки очаровательны, первое время Андрей Львович просто упивается ими, но потом каждый раз происходит одно и то же, с любовницей надо разговаривать, невозможно же, вылезая из койки, сразу прощаться и исчезнуть. А вот с умом у молоденьких плохо, вернее, они просто другое поколение, с иными интересами, девочки не читали тех книг, от которых приходил в свое время в восторг Андрей, «Роллинг Стоунз», «Лед Зеппелин», «Битлз» для них покрыты плесенью старости, Хемингуэй и Ремарк – занудливые, примитивные писатели, «Голос Америки» всего лишь одна из самых обычных радиостанций, а не символ свободы и демократии. Юные любовницы Калягина никогда не слышали глухой голос Севы Новгородцева, пробивающийся сквозь треск и писк «глушилок». Большинство девушек Калягина родилось в восьмидесятых, их становление пришлось на посткоммунистическую эпоху, между ними и Андреем Львовичем лежит огромная культурная пропасть. Иногда, расставаясь с очередной симпатичной дурочкой, Калягин безнадежно думал: «Господи, вот бы найти свою ровесницу, но с телом молодой бабы».

Однако всем понятно, что такое почти невозможно, одногодки репетитора уже подгнившие фрукты, без упругой кожи, волнующе высокой груди и стройных ног. И тут ему попалась Этти. Калягин удивлен без меры, словно пятнадцатилетний мальчик, он готов простаивать под окнами любимой, ловить ее взгляд, он настолько теряет голову, что рассказывает обожаемой женщине о себе все: про брак с Настей, испорченную газовую горелку, жизнь с Верой, череду любовниц. Первый раз Калягину хочется раскрыть перед другим человеком душу, он влюблен по-настоящему и капитально теряет разум. Ему и в голову не может прийти, что очаровательная, веселая, приветливая, с виду молодая Этти на самом деле совершенно другой человек, холодный, расчетливый и злобный.

– Не правда, – подскочила я, – она не такая!

Гри печально вздохнул.

– Что ты знаешь о красавице?

– Все!

– Нет, – покачал головой хозяин, – только то, что она тебе рассказывала.

– Этти бескорыстная! Она отдавала мне свои вещи.

Гри засмеялся.

– Какие? Старую, ненужную ей мебель?

– Этти помогала мне деньгами!

– Нет.

– Как это?

– Очень просто.

Я разозлилась.

– Не знаешь, а болтаешь! Этти давала мне тысячу Рублей в месяц все время, пока я сидела без работы!

– Целую тысячу, – хмыкнул Гри, – офигенная сумма.

– Для меня огромная!

– Ладно, скажи, ты мыла у нее окна? – неожиданно поинтересовался хозяин – Да.

– И еще помогала убирать квартиру?

– Естественно, у Этти после смерти Миши стало больное сердце. Ей нельзя перенапрягаться!

– У Этти сердце из гранита, – фыркнул Гри, – или из чугуна, впрочем, чугун ломкий материал, главный мышечный орган у мадам из стали. У нее никогда ничего не болит, желаю тебе иметь ее здоровье. Этти попросту сделала из невестки домработницу и бросала ей изредка подачки. Только переваренная лапша, Танечка Сергеева, не понимала ситуации. Впарили ей старую мебелишку, так все равно предстояло выкинуть диван. Ну отслюнявили тысячу целковых, так дурочка чувствует себя обязанной и пашет на ниве домашнего хозяйства, словно раб на плантации. Кстати, дамочка сэкономила немало денег, хорошую домработницу за штуку в месяц не найти!

Я растерянно молчала, мне не приходило в голову посмотреть на взаимоотношения с Этти таким образом.

– Она дарила мне духи и губную помаду, – пролепетала я.

– Самой не смешно? – хмыкнул Гри.

Но я, цепляясь за последнюю надежду, воскликнула:

– А вот и не правда, что Этти отдавала всегда только старые вещи. А квартира! Квартира! Ты все врешь! Этти хорошая!!!

Гри помолчал пару минут и тихо сказал:

– Таня, к сожалению, все равно рано или поздно ты узнаешь правду. Наверное, лучше, чтобы я рассказал тебе ее, а не следователь. Этти задумала тебя убить, предприняла несколько попыток, но неудачно.

– Что ты несешь!

– Слушай. Последний год у Этти начались трудности с финансами. Как думаешь, отчего она так хорошо жила?

– Она знает несколько языков, много работает!

– Правильно, но еще Этти получала крупные суммы денег от Ильи.

– От кого?

– От бывшего мужа, отца своего сына Михаила.

– Муж ее бросил! Этти даже имени его никогда не произносила!

– Правильно, только опять у тебя однобокая информация. В семидесятых законный муж красавицы, Илья Нейман, подал документы на выезд в Израиль. Этти категорически отказалась ехать вместе с супругом, и пара развелась. В те времена выехать семье целиком было очень трудно, приходилось хитрить, вот почему они и объявили о развале семьи. Впрочем, полагаю, что Этти была рада избавиться от супруга, но она вела себя безупречно, оформила развод. Илья очень хотел эмигрировать, просто до дрожи, но покинуть СССР являлось непростой задачей, камни в колеса вставляли по любому поводу, и одним из «стоп-сигналов» было наличие несовершеннолетнего ребенка. В ОВИРе Нейману заявили:

– У вас нет шансов на отъезд, кто станет платить алименты мальчику? Ждите восемнадцатилетия сына!

В полном отчаянии Илья обратился к бывшей жене и сказал ей:

– Объяви, что Мишка не от меня, а я буду обязательно посылать вам деньги до тех пор, пока мы снова не воссоединимся.

– Хорошо, – кивнула Этти, – только перепиши тогда на меня дачу и машину.

Илья, естественно, выполнил формальности и получил возможность благополучно уехать из Страны Советов. Нейман был честным человеком, и хотя он так и не попал в Израиль, оказался сначала в Вене, а оттуда отправился в США, но о брошенных в СССР ребенке и жене не забыл. С каждой оказией Этти получала немалые деньги, на которые жила, ни в чем себе не отказывая.

Она эмигрировать не собиралась, создавшееся положение Этти устраивало, бывшему супругу она врала, что ее не выпускают из страны, и в конце концов Илья понял: фиктивный развод стал фактическим.

В Америке Нейман сделал неплохую карьеру, основал фирму, выбился в люди, начал отлично зарабатывать.

Этти же, передавая ему письма, жаловалась на отчаянно трудную жизнь, на то, как тяжело одной тянуть ребенка, не забывала упомянуть, что, не желая приводить в дом к Мишеньке отчима, так и не нашла женское счастье. Одним словом, как могла, поддерживала у Ильи комплекс вины перед ней и сыном. Нейман в свою очередь тоже не обзавелся новой семьей, вот и старался ради Этти с Мишеи. А потом поток долларов внезапно иссяк, так как Илья неожиданно скончался от инфаркта.

Через несколько месяцев после его кончины Этти получила письмо из адвокатской конторы. Пришло оно в ее квартиру, но было адресовано умершему сыну. Женщина только заскрипела зубами от злости. Нейман оставил Мише все свое немаленькое состояние. Последняя воля была изложена четко: деньги переходят во владение сына, если тот умирает, состояние достается его жене Татьяне, и лишь в случае кончины последней капитал уходит к Этти.

Честный, порядочный Илья, слишком долго баловавший бывшую женушку, без конца дававший ей деньги, решил наказать Этти, он узнал некие сведения, не красящие мадам. Только Нейман и предположить не мог, что Миша переживет отца всего на две недели.

Гри замолчал и принялся чиркать зажигалкой, я сидела, окаменев, не веря своим ушам. Наконец хозяину удалось раскурить сигарету и он заявил:

– Конечно, подобное предположение звучит ужасно, но Этти, похоже, обрадовалась кончине сына, всю жизнь ей хотелось иметь большие деньги, и вот они рядом, но теперь, чтобы получить средства, придется зависеть от сына, и тут Миша очень кстати умирает. Остается маленькая загвоздка в лице Танечки. Конечно, хитрая Этти дружит с невесткой, она специально внушает Тане, что той не нужны другие подруги. Кстати, у Этти много знакомых, но она не желает помогать невестке с работой.

Дама понимает, что через биржу Тане не устроиться, пусть девица будет несамостоятельной, одинокой, такая легко разрешит Этти управлять упавшим на голову наследством. Впрочем, неизвестно, что придумала бы хитрюга, желавшая заполучить деньги, но именно в этот момент Калягин приходит к Этти и, как следует выпив, неожиданно рассказывает о своем браке с Настей, о попытке ее убить. Этти осеняет: боже, как все просто!

Убрать невестку и уехать в Штаты, где ее ждет большое наследство. Английским языком она владеет, как русским, богатство же обеспечит ей спокойную, комфортную жизнь в чужой стране.

А Андрей Львович тем временем предлагает любовнице бежать вместе.

– Я придумал замечательный план, – говорит он, – скоро ученики сдадут деньги…

Этти спокойно выслушивает Андрея. Двести шестьдесят тысяч долларов весьма неплохая сумма, только прилагающийся к ней Калягин Этти совершенно не нужен. Андрей не знает, что его любимую ждет в Штатах большое состояние, он радостно ей сообщает:

– Господи, надоело мне все хуже горькой редьки, тупоголовые детки, их отвратительные родители, Вера.

Пусть люди думают, что меня убили, а мы с тобой тихонечко уедем из Москвы, купим небольшой домик где-нибудь в теплом местечке и заживем вместе.

Этти слушает без памяти влюбленного в нее мужчину, и внезапно в ее голове оформляется план, как заполучить наследство и заграбастать еще двести шестьдесят тысяч.

– Дорогой, – кидается она на шею любовнику, – мы воплотим твою идею в жизнь!

Но как только за счастливым Андреем захлопывается дверь, Этти недрогнувшей рукой набирает номер Веры.

– Зачем? – подскочила я.

Гри мрачно улыбнулся.

– Твоя свекровь жадна без предела, впрочем, Калягин ей под стать. Он предлагает Этти дьявольский план, Андрей расскажет Вере о своем желании убежать., вместе с женой. Супруга должна на опознании подтвердить, что изуродованный труп принадлежит Калягину, а потом, раструбив на всех углах, что родители учеников вынудили ее отдать им деньги, продать квартиру и уехать в тихое местечко, далеко, туда, где будет ждать ее Андрей. Только, естественно, никуда Вера не отправится, передаст тысячи, вырученные за апартаменты, мужу и скончается. Андрей задумал ее отравить, ему показалось, что смерть жены не вызовет подозрений: не вынесла кончины любимого супруга и потери квартиры, вот и покончила с собой.

Этти и Вера встречаются в кафе. Законная супруга с трудом верит бывшей однокурснице, но та выкладывает историю про Настю, и Вера понимает, что давняя знакомая говорит правду. Андрей уже один раз в своей жизни пытался при помощи любовницы убить жену, теперь он хочет пойти по проторенной дороге. Если педагог открыл Этти страшную тайну про Настю, значит, он сильно увлечен новой любовью.

 

Глава 31

 

Нет ничего страшней обманутой, разочаровавшейся в любви женщины. Вера едет домой, сталкивается с Андреем, который, не предполагая, что жена все знает, начинает разговор о побеге. Супруга соглашается, а сама звонит Этти и заявляет:

– Хорошо, действуем по плану.

Собственно говоря, делать им ничего особенного не приходится. Свою гибель Андрей тщательно готовит сам.

Он злит до потери пульса Самсонова, ходит на почту, посылает себе самому открытки.

– Почему Калягин выбрал Игоря на роль своего убийцы? – спросила Надежда Самсонова.

Гри сказал:

– Логичное объяснение лишь одно – борода. Андрей Львович великолепно понимал, что густая растительность на лице Самсонова тут же привлекает к нему внимание. Большинство людей видит лишь заросли на лице.

Кстати, его расчет оправдался. Девица с почты бросает беглый взгляд на фото Игоря и мигом сообщает: «Это он опускал открытки в ящик».

Потом, когда ей покажут снимок загримированного Калягина, девушка начнет колебаться, но первую реакцию выдает именно ту, на которую рассчитывал Андрей Львович.

– Значит, борода, – задумчиво протянул Игорь, почесывая себя за ухом, – сбрею я ее к черту!

– Есть еще одно объяснение, – сообщил Гри, – из области психологии. Андрей вам завидовал, ему, постоянно мотавшемуся по урокам, вынужденному приседать перед богатыми родителями, торговля мебелью казалась ерундовым делом. По его мнению, Игорь зарабатывал бешеные деньги, не прилагая никакого труда.

– Ничего себе! – взвился Самсонов. – Да если б вы знали, сколько сил и здоровья я угрохал, поднимая бизнес, да и сейчас…

Гри поднял вверх руки.

– Спокойно, я говорю не о своей позиции, а о том, как видел ситуацию Андрей Львович. Калягин ведь сначала пришел к вам как репетитор, сказал привычные слова о неподготовленности девочки и взялся за работу, мысль сделать из отца Кати «киллера» пришла чуть позднее. У Игоря имелось все, чего преподаватель был лишен, стабильный, абсолютно честный бизнес. Калягин-то нарушает закон и, естественно, боится неприятностей, и еще Самсонов счастлив по-житейски, у него хорошая семья, очаровательная дочка. Вера так и не смогла родить ребенка, и в преддверии старости Андрей ощущает себя деревом, которое не дало всходов. А тут удачливый Самсонов, да еще борода.

– Зачем ему вообще был нужен «киллер»? – спросила я.

– Перемудрил чуток, – ответил Гри, – перестраховался, понимал, что у следствия возникнет неизбежный вопрос, откуда убийца знал, что у преподавателя с собой большая сумма. А так просто замечательно, Самсонов идеальная фигура для обвинения.

– Чтоб он сдох, – взлетел над стулом Игорь, – от души желаю ему сломать шею.

– Он давно мертв, – ответил Гри.

– Как! – заорала я. – Мы же думали, что Калягин прячется с деньгами.

– Нет, – покачал головой Гри, – Андрей Львович, вернее, то, что от него осталось, лежит кучкой пепла в урне.

– Они убили его, – прошептала я, – Этти и Вера, вместе, да?

– Правильно мыслишь, – ответил Гри, – Дело обстояло так.

Вечером Андрей Львович подъехал к кинотеатру «Буран», место он подобрал специально. В одном из близ стоящих домов живет его ученик, и Калягин хорошо знает, что пруд за кинотеатром – глухой уголок, который редко посещают люди. Именно там назначена встреча с Этти. Ей вменялось в задачу привезти к пруду бомжа, соблазнив того бутылкой водки, в которой растворен яд.

Прямо за кинотеатром стоит пустой ларек.

– Видела его, – кивнула я, – торговый павильончик, запертый.

– Точно. Вот в нем Андрей Львович и предполагал переодеть умершего бомжа в свой костюм, сам преподаватель потом хотел нацепить только что купленную одежду и после смерти бродяги, изуродовав его труп, уйти, но вышло по-другому.

Калягин подкатывает в нужный срок к «Бурану». Как он и ожидал, на парковочной площадке никого нет, на город упал вечер, люди давно сидят дома, никому не охота высовывать нос наружу. Оглядевшись, Андрей Львович шмыгает за кинотеатр, он не замечает, что у входа в кассу курит Нина Косицына, а та сначала не придает никакого значения происходящему – мужик решил справить в тихом месте малую нужду, что тут странного.

В павильончике Калягина встречают Этти и незнакомый, плохо одетый мужик. Андрей Львович спокоен, он считает, что любовница привела кандидата на тот свет, и не успевает ничего сказать, только ощущает легкий укол в спину, и все, свет меркнет для него навсегда. Слава богу, он никогда не узнает, что было дальше. Этти выскальзывает из сарая, бросается к иномарке Калягина, быстро вытаскивает из-под сиденья кейс с долларами и убегает.

Киллер доделывает начатое, уродует тело, стаскивает часы, перстень и, сбросив тело в пруд, уходит.

И тут удача окончательно отворачивается от законной жены и любовницы. Женщинам надо, чтобы изувеченное тело нашли, но ведь не сразу же! Дамы предполагали, что супруга поднимет шум наутро, потом возле «Бурана» обнаружат автомобиль погибшего, вода тем временем сделает свое дело, из организма Калягина исчезнут следы яда, но вышло-то по-иному.

– Понятно, почему требовалось изуродовать труп, – перебила я Гри, – если бы на месте Калягина оказался попрошайка, то совершенно ясно, зачем ему покалечили руки и лицо. Но ведь Вера и Этти хотели, чтобы репетитора опознали. Тогда к чему наносить побои по лицу и уничтожать пальцы?

Детектив кивнул.

– Верно подмечено, тут есть одно обстоятельство.

Киллер не уродовал внешность репетитора. Калягин очнулся в воде и сумел вылезти на берег, а край пруда облицован острыми камнями. Андрей Львович поранил о них руки, еще он от слабости упал лицом на камни. Понимаешь? Калягин сам нанес себе ранения. Кстати, до сих пор мне было известно только об одном человеке, который, отведав отравленных пирожных, избитый, пришел в себя в ледяной воде и попытался выплыть.

– Григорий Распутин, – щегольнул эрудицией Федор.

Гри кивнул.

– Точно. У Калягина тоже оказалось лошадиное здоровье. Он сумел выбраться на берег и.., умер. А тело мгновенно увидели вышедшие с последнего сеанса зрители.

Этти и Вера перепугались до полусмерти, вдруг правоохранительные органы заподозрят неладное, проведут экспертизу, обнаружат яд. Но все обошлось, тело Калягина отдают жене, подельницы облегченно вздыхают, но тут новая напасть. Этти, убегая и торопясь забрать кейс с деньгами, теряет по дороге свою сумку, в которой лежат водительские права, паспорт, визитные карточки, словом, целый набор документов.

– Кстати, где автомобиль? – воскликнула я.

– Стоит в гараже, – отмахнулся Гри, – машина в отличие от квартиры оформлена на Калягина, продать ее трудно, надо ждать полгода со дня смерти хозяина. Ладно, дальше. Этти не замечает, что на пороге кассы по-прежнему торчит с сигаретой в руках Нина. Бедной Косицыной скучно на рабочем месте, зрителей в зале раз-два и обчелся, вот девушка и пытается затоптать тоску, разглядывая окрестности.

Когда Этти, вытащив портфель, уносится прочь, Нина подбирает сумочку. Сначала она не думает ни о чем плохом, просто, обнаружив паспорт, решает позвонить растеряхе и предлагает той вернуть пропажу за деньги.

Но через некоторое время до Нины доходит, что красная иномарка принадлежит убитому мужику. Значит, не зря тетка так торопилась удрать, не случайно ее обуял ужас.

Нина вновь звонит Этти и требует денег. Убийца, готовящаяся вскоре исчезнуть из Москвы, решает заплатить шантажистке. Но Нина жадна, когда к ней подкатывается с разговором Таня, бывшая кассирша мигом чует, гостья врет, ей зачем-то надо узнать подробности о том мужчине. Значит, опять можно поживиться, и она вновь звонит Этти. Но та находится в крайней степени озлобления, отъезд откладывается, весь план идет прахом!

– Разве? – удивилась я. – Ведь деньги у нее.

– Дурочка, – вздохнул Гри, – это ерунда, основная цель убить тебя, чтобы получить необходимое наследство, Этти жадна до потери разума, ей охота и рыбку съесть, и косточкой не подавиться. Отсюда желание заграбастать все, деньги Калягина, Веры, наследство.., ладно, не стану распыляться, пока освещу одно преступление, потом расскажу о другом.

Двести шестьдесят тысяч Этти с Верой делят пополам, приходится по сто тридцать кусков на каждую, затем любовница предлагает жене:

– Какого черта тебе жить в Москве? Не ровен час, додумается кто, почему погиб Андрей, давай уедем вместе в Америку.

Чтобы окончательно усыпить подозрения «подруги», Этти показывает той письмо из адвокатской конторы и преспокойно врет:

– Мой сын и невестка погибли в автокатастрофе, видишь, какие деньги мы получим в Штатах. Давай продадим квартиры и смоемся по-тихому.

– Как же провезем купюры? – спрашивает Вера.

– У меня есть приятель в банке, – поясняет Этти, – откроем счет, а потом переведем средства в Нью-Йорк.

И тут Вера теряет бдительность, бумага, подтверждающая факт наследства, просто гипнотизирует ее, и она соглашается. Этти начинает торопить «подружку»:

– Давай быстрей.

И Вера, опять же по совету Этти, обращается в «Новый дом». Выбирает там самую дешевую комнату…

– Зачем? – удивилась Надежда Павловна Самсонова. – Она же собралась оставаться в США?

Гри кивнул.

– Да, только посольским сотрудникам об этом сообщать нельзя, американцы отнюдь не всем дают визы на въезд. Вере, вдове предпенсионного возраста, без средств, попасть в страну статуи Свободы можно либо по приглашению, либо в качестве туристки. Первое, что спросят в консульстве, это адрес.

А когда узнают, что квартира продана буквально за пару дней до отъезда, да к тому же в России не осталось родственников, мигом откажут во въезде, заподозрят, что дама замыслила проникнуть в Нью-Йорк, дабы там остаться навсегда. Вот и приходится покупать халупу, посольские сотрудники ведь не ездят проверять жилищные условия, им важно наличие в паспорте штампа о прописке.

– Глупость! – воскликнула я. – Вера-то не должна была попасть в Штаты, ей и визу оформлять не надо! Ты что-то недодумал, ведь ее планировалось убить.

– Дурочка, – хмыкнул Гри, – имею в виду тебя, Вере-то не сообщили о том, что она будущая жертва. Этти хочет заграбастать деньги, полученные за хоромы, поэтому ей приходится смириться с покупкой комнаты. У Веры не должно возникнуть и тени сомнения: она едет в Америку. Этти сама предлагает ей обратиться в «Новый дом», чтобы Калягина была спокойна. Вдруг у вдовы Андрея возникнет естественный вопрос: как меня выпустят из России, если нет прописки? Американцы всегда были бдительны, а после одиннадцатого сентября в каждом человеке видят террориста.

– Почему ты сказал, что Вера без средств? – спросила я. – А деньги Калягина и тысячи, полученные за квартиру?

– Дорогая, – хмыкнул Гри, – она же не может их задекларировать? Укажет, что имеет с собой тысячу гринов, и все.

Очевидно, Этти обладала настоящим даром убеждения, потому что Вера, словно загипнотизированная, идет у нее на поводу. И уж совсем глупо со стороны Калягиной было заявиться в сарай на Тупиковой улице, прихватив с собой все деньги, полученные за продажу своей квартиры, машины да еще сто тридцать тысяч своей доли.

– Как же она сумела все продать? – спросила Надежда Самсонова. – И квартиру, и мебель, у Игоря недавно умер отец, и нам, хоть других наследников и не было, пришлось ждать полгода.

Гри вздохнул.

– Так у Калягиных все, кроме машины, записано на жену, вот она и спустила имущество спокойно. Андрей Львович по документам нищий.

Этти предлагает Вере:

– Мой приятель-банкир может осуществить перевод денег, но мы не сумеем сами открыть счет, мигом прицепится налоговая, все будет сделано тайно, финансист заберет деньги. Он абсолютно надежный человек, я знаю его всю жизнь. Вручим ему кейс и получим кредитки, только сначала хочет пересчитать сумму, где бы это лучше сделать? В банке никак нельзя, посторонние не должны знать, что деньги принес сам сотрудник, домой ко мне он ехать не желает, кафе, ресторан не подходит, на улице в машине он боится, вдруг гаишник подойдет, а в салоне куча баксов.

– Не знаю, – бормочет Вера, у которой после смерти мужа каждый день болит голова.

– Придумала, – восклицает Этти, – в комнате на Тупиковой! Идеальное место, отдадим ему доллары, тебя никто там не знает, меня тоже!

Другая бы на месте Веры сразу заподозрила неладное, но у Калягиной после убийства Андрея с головой беда. Мигрень просто преследует женщину. Вдобавок ее начинают терзать муки совести, убиенный муж снится по ночам, протягивает руки, глухо стонет. Вера измучилась до предела и потеряла остатки соображения. Она хочет побыстрей попасть в Америку, надеется, что там, в чужой стране, на новом месте, ее перестанут мучить кошмары.

И она сама называет день своей смерти.

Итак, все готово. Часть мебели из квартиры отдана Шелесту.

– Почему? – спросил Самсонов. – Она могла ее выгодно продать.

– Видишь ли, – усмехнулся Гри, – родители всех учеников, хоть и потеряли огромные суммы, отнеслись к Вере крайне сочувственно. Ее жалели, выражали соболезнования и не требовали возврата денег. Негодование проявил один Шелест, мужик просто извел вдову, звонил, скандалил, заявился домой, надавал бабе пощечин.

Вера справедливо полагала, что он и вовсе взбесится, когда узнает о продаже квартиры, пророет носом тоннель, но найдет ее новый адрес, заявится на Тупиковую. Мог получиться совершенно ненужный скандал, и тогда Вера решает заткнуть глотку хаму посредством мебели. Ей приходится пожертвовать обстановкой ради собственного спокойствия.

Итак, сложив деньги в сумку. Вера едет на Тупиковую улицу. Она, естественно, не знает, что Этти накануне побывала в бараке и обнаружила сарайчик, там у окна была железная труба. Ничего не подозревающая Вера мчится навстречу своей гибели. Она настолько доверяет Этти и так хочет поскорей попасть в Америку, что беспрекословно идет в сарай, где якобы их ждет банкир.

– Она убила Веру, – пролепетала я.

Гри кашлянул.

– Очень ловко, одним ударом. Звать киллера дама не стала, справилась сама, боялась, что наемный убийца увидит купюры, уж очень хотела заграбастать денежки, и это желание придало ей силы. Вера падает и мгновенно умирает, Этти прячет ее тело под тряпками и, прихватив сумку с деньгами, преспокойно уходит. Вечно пьяные обитатели барака ничего не замечают. Теперь Этти остается только решить еще одну проблему, избавиться от Тани, но неожиданно дело стопорится, да еще, на беду, опять появляется Нина Косицына. Глупенькая девчонка, получив один раз от убийцы деньги, хочет сделать из той дойную корову, и Этти решает избавиться от проблемы привычным путем. Как зверь, попробовав один раз человечины, становится людоедом, так и Этти, преступив черту, превращается в жестокую, хладнокровную серийную убийцу. Она приходит на встречу в пиццерию и подбрасывает девчонке в стакан яд.

– Где же она берет отраву? – удивилась Надежда.

– Знаешь, – объяснил Гри, – в аптеке весьма дешево можно купить препарат, который нужно принимать крохотными дозами, лекарство без вкуса, запаха и цвета.

Но если бросить в стакан десяток таблеточек, жертва умрет от сердечного приступа почти мгновенно.

– И подобное продают в аптеке? – возмутилась Надежда.

– По твоей логике, нужно тогда изъять из торговли ножи, веревки, палки, молотки, пилы, – парировал Гри.

– Сковородки, – вздохнул Федор, – не поверите, но от удара чугуниной с ручкой по голове погибает намного больше народа, чем от пуль.

– Этти только надо исхитриться, улучить момент, когда Нина отвернется, – продолжил Гри, – и тут Косицына сама приходит на помощь убийце. Девушка-то прибежала на встречу после Этти, сунулась в пиццерию и мигом приметила Таню, прячущую лицо под бейсболкой.

А Танечка пьет строго-настрого запрещенный ей сладкий кофеек «Белый Арап» и не замечает Нину. Надо отдать Должное Косицыной, та придумывает довольно оригинальный способ отвлечь преследовательницу. Договаривается с мороженщиком, и тот выливает на Таню воду.

Думается, дело происходило так. Нина поворачивает голову в сторону паренька, который ждет условного сигнала, поправляет волосы, в этот момент Этти бросает в стакан отраву, мальчишка идет к Тане… Действия занимают секунды, но именно в это время Нине подсовывают яд.

Минералка течет Тане за шиворот, она оборачивается, начинает ругаться. В пиццерии шумно, из всех углов вопит музыка. Этти преспокойно уходит, правда, уже выйдя на улицу, она начинает торопиться, сшибает лоток с сигаретами, но никто из участников конфликта так и не смог потом описать ее внешность и назвать номер машины, на которой уехала «тетка в черном».

– А почему Нина хотела отвлечь внимание от Этти? – робко поинтересовалась я.

Гри поскреб пальцем щеку.

– Небось не желала терять источник заработка, а может, думала, что в случае ареста Этти и ей влетит, шантаж подсудное дело. Но какие бы мысли ни бродили у Нины в голове, она мертва, и перед Этти остается последняя проблема, решив которую она уедет в Штаты.

Собственно говоря, это все, – неожиданно закончил он.

– Как это? – стала возмущаться я. – Лично у меня полно вопросов! Например, почему Калягин был так уверен, что ты пойдешь на почту? Зачем Андрей Львович вообще воспользовался услугами частного сыщика?

Гри прикрыл глаза рукой, потом тихо ответил:

– Репетитор был не лишен умения логично мыслить.

И ему нужно, чтобы кто-нибудь сообщил милиции имя Игоря Самсонова. Конечно, это могла сделать Вера, но лучше, если это будет «независимый» свидетель. Впрочем, муж дал жене необходимые указания, и Вера тщательно их выполнила, Танечку она сразу направила по следу «киллера». Но Калягин ведь не думал, что его убьют по-настоящему, и он хотел иметь стопроцентную уверенность в исполнении своего замысла. Поэтому просто покупает газету бесплатных объявлений. По странному стечению обстоятельств, знаешь, Таня, судьба обожает шутить с людьми, так вот, происходит удивительная вещь, взор Андрея Львовича натыкается на мое объявление, оно стояло первым в колонке, и я, кроме телефона, указал там еще и адрес.

– Вот глупость! Зачем сообщил свои полные координаты в газете? Обычно дают лишь контактный номер!

Гри проигнорировал мое восклицание, он продолжил:

– Что же касается почты, то Андрей Львович понимал: у детектива будет открытка со штемпелем. Ясное дело, сыщик поедет в отделение. Впрочем, не додумайся я самостоятельно до нужных действий, Калягин подсказал бы мне правильный путь. Но только ему и в голову не могло прийти, что завяжется целый узел событий и в результате Таня скажет Наде адрес детектива, а жена Самсонова в полном отчаянии кинется к сыщику, чтобы помочь арестованному мужу. Я уже говорил, что судьба большая шутница, наверное, некто на небесах решил восстановить справедливость, иного объяснения для произошедшего нет. Ну и я, конечно, постарался, да! Собственно говоря, это все!

– Но как же… – завозмущалась я.

– Таня, – сурово перебил меня Гри, – с Надеждой и Игорем все! Условия договора выполнены, мне сейчас заплатят, и мы расстанемся друзьями!

– Но…

Самсонов расстегнул барсетку.

– Здесь вся сумма, пересчитывайте.

– Я вам верю, – отмахнулся детектив, – сейчас расписку напишу.

– Я вам верю, – улыбнулся Игорь.

– Спасибо, спасибо, – зашмыгала носом Надя, – обязательно посоветую вас всем знакомым, – Не надо, – быстро сказал Федор.

Гри сердито глянул на друга, тот начал кашлять.

Я снова попыталась влезть с вопросами, но Самсоновы начали прощаться, вместе с ними засобирался и Федор, в конце концов мы с хозяином остались одни.

 

Глава 32

 

Гри взглянул на меня.

– Тебя еще не разорвало от любопытства? – хмыкнул он.

Я насупилась, но промолчала.

– Понимаешь, – неожиданно ласково продолжил детектив, – то, что я не захотел продолжить разговор при посторонних, понятно. Информация касается лишь тебя думаю, она окажется очень болезненной, но мне, как хирургу, придется вскрыть нарыв, будет очень неприятно, зато потом ты станешь выздоравливать. Сначала Этти хотела тебя убить.

– Не верю, – прошептала я.

– Увы, это так.

– Нет, нет, нет, – безнадежно повторяла я.

– Да, – жестоко перебил меня Гри, – да! Из-за денег! И действовала она очень и очень изобретательно.

Старуха Агата Кристи отдыхает. Следует признать, у мадам огромный талант, думаю, на зоне ей поручат писать пьесы для театрального кружка. Впрочем, не знаю, имеется ли в лагере таковой!

– Ты о чем? – еле слышно спросила я.

Гри замолчал, потом другим тоном сказал:

– Ладно, слушай. Я вовсе не детектив, и моя фамилия не Рыбаконь. Давай по порядку, только не перебивай.

Ощущая себя щепкой, которую крутит в разные стороны бурный поток, я попыталась сосредоточиться на рассказе Гри.

Мой хозяин с детства мечтал стать актером. Никаких связей в мире подмостков он не имел, пытался пробиться самостоятельно и с третьей попытки таки оказался в вузе, где готовят будущих кумиров. Тем мальчикам и девочкам, которые выбирают профессию звезды экрана, я настоятельно советую задуматься над некоторыми цифрами: ежегодно в России диплом актера получает несколько тысяч молодых людей, а сколько из них потом обретает лавровый венок славы? Единицы. Где же остальные? Они рассеиваются на просторах необъятной страны, кое-кто становится примой провинциального театра, другие до старости играют горничных, лакеев или, пока артрит не схватит за суставы, скачут по сцене в костюмах зайчиков и белочек. Гри пополнил армию безвестных актеров, из всех театров он вылетал, потому что был слишком симпатичен внешне. Правильное мужественное лицо не привлекало режиссеров, еще актер был «зажат» и, на беду, обладал своим мнением по поводу роли, а постановщики любят иметь дело с «пластилиновой» личностью с человеком, из которого можно «вылепить» Гамлета по своему усмотрению. Гри же вечно лез с дурацкими замечаниями типа: «Я вижу образ по-иному», – за что и был изгоняем из коллективов.

Кстати, его не любили и коллеги, дело опять же упиралось во внешнюю красоту, мужчины считали Гри альфонсом, а многие актриски презрительно шипели:

– У нашего красавчика скоро жизнь наладится, подцепит богатую вдовушку и сделает нам ручкой.

Когда Гри дошел до этой стадии своего рассказа, я тяжело вздохнула. Похоже, он ведет сейчас речь о конце 60-х годов, о времени своей безвозвратно ушедшей юности, может, тогда Гри и являлся Аполлоном, только к чему мне знание сего факта? Адедулька спокойно «ехал» дальше.

Сменив много трупп, Гри в результате остался без работы и в конце концов был вынужден пойти на службу в агентство «Прикол». Фирме требовались актеры, только не подумайте, что она снимала сериалы или ставила спектакли, нет, дело обстояло иначе. В «Прикол» обращались люди, желавшие пошутить над родственниками или приятелями, разыграть их, устроить незабываемый праздник. Ну, к примеру, жена одного бизнесмена надумала поразить своего мужа поездкой в будущее. Супруг приехал со службы домой, открыл дверь и обомлел.

В родной квартире стояла незнакомая мебель, встречать его вышла неизвестная, странно одетая и дико причесанная дама. Когда бизнесмен начал возмущаться, тетка спокойно объяснила, что живет тут уже… 20 лет, и вообще, сейчас на календаре 2025 год. Обомлевшему бизнесмену продемонстрировали газету с датой, в гостиной он увидел новости за.., декабрь 2025 года, наткнулся на робота, вышиной с человека, который вытирал пыль.,.

В общем, когда вконец замороченный мужик понял, что он провалился в некую временную дыру, появилась родная жена с букетом и завопила: «Розыгрыш!»

Незнакомка и «робот» оказались актерами, газету специально, в единичном экземпляре, сделали для акции, «новости» демонстрировал видик, пока бизнесмен был на работе, бригада рабочих изменила интерьер квартиры. Забава стоила больших денег и была по карману немногим, но «Прикол» устраивал и не столь масштабные «операции».

Гри в агентстве понравилось, тут он нашел себя, мог проявить выдумку, фантазию, да и платили очень хорошо, но душа хотела славы, поклонниц, интервью в газетах.

И внезапно судьба подбросила ему шанс. Гри позвонили с киностудии, где в картотеке давно пылилась его фотография, и сказали:

– Приезжайте на пробы.

Не верящий в свое счастье актер кинулся на зов и понравился режиссеру, который искал «незамыленное» лицо для сериала. Играть предстояло частного детектива, шебутного дедушку, постоянно вляпывающегося в неприятности. Сочная, замечательная роль с большой долей юмора. Гри пришел в восторг, постановщик был доволен найденным вариантом главного героя, уже начался подготовительный период, но тут спонсора фильма посадили в тюрьму, и процесс застопорился. Гри чуть не разрыдался, счастье было так близко! Но режиссер не потерял присутствия духа.

– Не расстраивайся, – сказал он, – я непременно найду другой денежный мешок, просто придется подождать, ты же пока вживайся в роль.

Гри решил подготовиться по полной программе, он дал в газету бесплатных объявлений сообщение: «Помогу при решении деликатных вопросов, расследую дела, от которых отказались все», актер хотел поговорить с кем-нибудь из тех, кто решил нанять частного детектива, чтобы проверить, достаточно ли убедительно изображает из себя сыщика. Кстати, многие артисты подобным образом вживаются в образ, живут в психбольницах, глухих деревнях, переодеваются в бомжей, лицедеям нужны эмоции. Федор, ближайший приятель Гри, а заодно и сотрудник МВД, попытался отговорить друга от затеи, но актер не послушался и начал ждать «клиентов», он не собирался ввязываться в расследования, перед ним стояла иная задача, просто сыграть роль и посмотреть на реакцию собеседника. Но люди не спешили к «детективу», зато некоторое время назад к Гри обратился мужчина, позвонил ему и хриплым тенорком сказал:

– Ваш телефон я узнал от Риммы Емельяновой, помните такую?

– Да, – ответил Гри, – мы разыгрывали ее сына.

– Верно, теперь я хочу нанять вас, приватно, минуя агентство, – сказал незнакомец, – дело элементарное, справитесь сами.

Гри были нужны деньги, поэтому он решил встретиться с неизвестным и поговорить. Свидание назначили в кафе, пришедший парень оказался узкий в плечах, тонкошеий, но при этом имел неожиданно полный живот и упитанные ноги, туго обтянутые брюками. А еще у нанимателя были кудрявые черные волосы, смуглая кожа, карие глаза, усики щеточкой, треугольная бородка и изящные руки с длинными пальцами.

«Педик», – решил Гри. Незнакомец назвался Вадимом Сергеевичем Никоновым, живущим в Отрадном, и предложил хорошую сумму за сущую ерунду.

В условленный день актер, загримировавшись под почти столетнего дедушку, должен был подождать, пока из подъезда указанного дома выйдет толстуха, некая Таня Сергеева, и разыграть спектакль. Гри надо было привлечь к себе внимание Сергеевой и сделать так, чтобы та пошла на квартиру к некоему Никите Дорофееву. Каким образом Гри выполнит задачу, заказчика не интересовало, главное, чтобы Таня отправилась к Никите домой.

– Дорофеева не существует в природе, – улыбался Вадим, – там буду я, с предложением руки и сердца.

Правда оригинально? Танечке понравится розыгрыш, она всегда говорила, что выйдет замуж лишь за того, кто сумеет ее удивить!

Гри пожал плечами, ему ситуация показалась идиотской, но клиенты «Прикола» заказывали и более дикие спектакли. К тому же Вадим Никонов пожелал нанять Гри частным образом, предложил хорошую сумму за пустяк, и актер рьяно взялся за дело. Он решил использовать ситуацию в качестве репетиции, взял за основу образ шебутного дедульки-детектива, в порыве вдохновения заказал пару визиток с дикой фамилией Рыбаконь и в урочный час блестяще выполнил поручение, наврав госпоже Сергеевой с три короба!

Я потрясла головой.

– История про сестер и персиковый йогурт ложь?

– Ага, – кивнул Гри, – ни слова правды, не было девочек и убийства! Завьяловы миф!

– Bay, – вырвалось у меня.

Гри закашлял.

– Подожди, – наконец сказал он, – ты слушай дальше, ваше чума! Я дал тебе визитку, тысячу рублей на расходы, убедился, что тетушка Сергеева помчалась выполнять поручение, и поехал домой.

Представьте теперь изумление Гри, когда спустя некоторое время на пороге его дома возникла трясущаяся от ужаса Таня. Она протягивала ему тысячу рублей, паспорт Аристарха Бабулькина и отказывалась работать помощницей детектива.

У Гри закружилась голова. От изумления он совершил пару, к счастью, не замеченных толстушкой ошибок.

Сначала воскликнул при виде девушки «Ох и ни фига себе», просто не сумел сдержать удивления, потом ляпнул:

«Никита был в квартире?» Вадим-то сказал, что никакого Дорофеева в природе не существует.

Сообразив, что происходит нечто непонятное, Гри впустил Таню в дом и внимательно выслушал ее рассказ.

Здесь уместно упомянуть о том, что девушки вида Сергеевой абсолютно не нравились Гри, на таких, плохо одетых, не умеющих пользоваться макияжем толстух он никогда не обращал внимания Гри делил женщин на три категории: швабры, девки и дамы. Таня явно из отряда швабр, но актера поражает ее патологическая честность.

Она привозит назад тысячу рублей, не слишком большую сумму, которую она спокойно может оставить себе, да еще портмоне. И потом, есть в ней нечто детское, беззащитное, трогательное…

Гри кусает за сердце жалость, одновременно приходит и тревога. Он звонит Федору и рассказывает о ситуации. Друг наводит справки и узнает. Никита Дорофеев убит на самом деле, а мужчина по имени Вадим Сергеевич Никонов никогда в Отрадном не жил, в Москве вообще нет человека с подобными данными.

– Немедленно прекрати всяческую активность, – злится Федор, – надеюсь, ты не осуществил свою идиотскую затею с объявлением? Не смей играть в детектива, это опасно.

Но Гри уже ощутил азарт, он непременно хочет узнать, кто и по какой причине убил Никиту и заманил туда Таню.

А потом случается невероятное совпадение, в дверь звонит Калягин, из трех объявлений, опубликованных в газете, он выбрал именно то, что дал Гри, актер немедленно начинает играть роль и.., втягивается в расследование. Его на самом деле увлекает эта работа, а еще очень хочется помочь неуклюжей, робкой, затюканной жизнью Тане. Гри ощущает себя Пигмалионом, богом, который ломает несчастливую карму женщины, творцом, создающим нового человека.

Повисло молчание, у меня не нашлось слов, после томительных минут Гри продолжил:

– Теперь я знаю все. Этти полагала, что, увидев труп Никиты, ты запаникуешь, закричишь, завопишь, прибегут соседи, вызовут милицию. Тебя начнут допрашивать. Но ничего разумного они не услышат и отпустят тебя домой, велев назавтра прийти в милицию. Куда рванет тетеха?

Ясное дело, к Этти! А та напоит невестку чайком с ядом, дождется смерти Тани и наутро сама понесется в отделение с рассказом: ее невестка убила любовника и хотела замести следы, но не сумела справиться с переживаниями и, рассказав Этти правду, отравилась на ее глазах.

Только Таня поступает иначе, она ухитряется тихо уйти от Никиты, а Этти говорит, что ее еще утром взяли на работу в фирму.

Свекровь скрипит зубами, весь ее план строился на том, что невестку в очередной раз «прокатят», та, расстроившись до слез, выйдет на улицу и встретит актера.

Но затея срывается.

Этти решает действовать иначе, у нее есть ключ от квартиры невестки. На днях она отдала Таньке плиту и сейчас решает использовать сие обстоятельство, свекрова в курсе, что агрегат подсоединял сосед, ведь Этти сама перевезла плиту к Тане и знает, что невестка воспользовалась услугами косорукого дядьки.

– Сосед сказал, – пробормотала я, – что в сервисной службе возьмут очень дорого, он умеет, всему дому делал.

– Правильно, – кивнул Гри, – сначала у свекрови не имелось, как говорится, преступного замысла, Этти, как всегда, «сбрасывает» невестке ненужную вещь. Ей самой плита не подошла, неудобная, а Танечке сойдет.

Дальше события разворачиваются стремительно. Этти узнает, что ты не попала к Дорофееву, а устроилась на работу, надо срочно что-то делать. И тут Этти осеняет: плита поставлена соседом, а невестка сказала, что вернется не раньше одиннадцати, свекровь входит к ней в квартиру, слегка откручивает шланг. Ей кажется, что все произойдет наилучшим образом. Таня придет домой поздно, Включит свет или чиркнет на кухне спичкой… Но взрыв грянул без тебя.

Я в ужасе поежилась.

– Потом Этти предпринимает еще несколько попыток, – мрачно продолжил Гри. – Мне она не звонит, потому что не хочет более напоминать о себе, требовать назад деньги за неудавшийся «розыгрыш» Этти не собирается. Мне она никаких координат не оставила и совершенно спокойно считает, что я дурак, принял ее за мужчину. Свекровь пробует сбить тебя машиной. Она знает, что ты никогда не пользуешься подземным переходом и всегда пересекаешь улицу поверху. Но господь хранит тебя, ты успеваешь вскочить через витрину в магазин. Вне себя, Этти нанимает киллера, который должен выстрелить в тебя, когда ты войдешь в подъезд дома, где располагается твоя новая квартира, но снова облом. Стрелок, не профессиональный убийца, бывший военный, решил заработать. Этти находит парня через Интернет, там есть сайты, где люди вывешивают объявления, и свекровь, великолепно умеющая пользоваться компьютером, выхватывает сообщение «Решу любую проблему, дорого, владею всеми видами оружия». Кстати, точно так же она в свое время нанимает и того, кто убил Андрея Калягина. Как все преступники, Этти любит использовать многократно один и тот же прием.

Но, похоже, у госпожи Сергеевой целых десять ангелов-хранителей. Киллер промахивается, пуля чиркает девушку по краю уха, именно в тот момент та спотыкается о высокий порог и падает. Убийца решает, что дело в шоколаде, и уезжает. Однако, к огромному разочарованию Этти, невестка осталась жива!

– Зачем она хотела купить мне квартиру? – воскликнула я.

Гри скривился.

– Наивная моя! Этти не собиралась дарить тебе апартаменты.

– Но мы ходили к риелтору!

– И что?

– Договорились.

– О чем?

– Ну о продаже пепелища и покупке новых апартаментов.

– Ты подписала бумаги?

– Нет. Мне ничего не давали.

– Свекровь водила тебя за нос, специально отправила в район новостройки, а там тебя поджидал киллер. Осмотр квартиры вовсе не означает ее покупки, иные люди годами выбирают новые апартаменты, ходят по разным домам, – пояснил Гри и продолжил рассказ:

– В конце концов, обалдев от того, что попытки устранить тебя постоянно оканчиваются неудачей, Этти намеревается действовать решительно, время поджимает, билет в Америку на руках, скоро улетать, а госпожа Сергеева живехонька-здоровехонька.

Гри вытащил сигареты, медленно закурил, но сразу затушил сигарету.

– Понимаешь, я к тому времени догадался почти обо всем, но тебе, естественно, не рассказывал, потому что не знал, правильны ли мои предположения, помог «Белый Арап».

– Кто?

– Помнишь записку Никиты?

– Ну да.

– Парень отлично знал своего убийцу, кстати, ты ни разу не спросила, как он причастен к этой истории.

– И как?

Гри скривился.

– Этти большая любительница мужчин, причем молодых. После отъезда Ильи в Америку она имела дело лишь с юными обожателями, а в последнее время дамочка, не стесняясь, заводит амуры с теми, кто годится ей в сыновья. Обладая редкостным сексуальным аппетитом, Этти старательно блюдет свое реноме. Мальчиков она находит в основном среди нищих студентов, в некотором роде она близкая родственница Андрея Калягина, тоже недолго живет с одним «объектом», побалуется с юношей и убегает прочь. Знаешь, как она представлялась любовникам? Ну, какое имя называла парням? Таня Сергеева.

От неожиданности я икнула.

– А понимаешь, отчего она прикидывалась тобой?

Сил хватило лишь на то, чтобы покачать головой.

– Мир тесен, – усмехнулся Гри, – плюнь, и попадешь в знакомого. Конечно, Этти хорошо зарабатывает, а в последние полгода больше обычного, дама пристроилась переводчицей в одну фирму, только основной дет нежный поток шел от бывшего мужа. Этти ухитрилась внушить ему комплекс вины, дескать, она пожертвовала личным счастьем ради Неймана, дала ему развод, осталась одна-одинешенька, положила жизнь на воспитание сына. Этти не хочет, чтобы до Ильи дошли слухи о ее молодых любовниках, вот она и страхуется. И с Никитой Дорофеевым общается как Таня, но потом бросает парня из-за романа с Калягиным.

– Нейман никогда не виделся с сыном? – вдруг спросила я.

– Нет, – помотал головой Гри, – когда эмигранты получили возможность посещать бывшую Родину, он уже был болен. Больное сердце могло не выдержать длительного перелета, врачи запретили Илье садиться в авиалайнер. Этти же тоже не рискнула отправиться в Нью-Йорк.

Она ведь в письмах к бывшему супругу постоянно жаловалась на бедность и плохое здоровье. Пару раз Этти вытягивает из Неймана большие суммы, якобы на свои операции, ну как она, выглядящая максимум на тридцать лет, красивая, регулярно занимающаяся спортом, покажется Илье? Нейман представляет себе бывшую супругу седой, полной, хромой, одышливой дамой, а из самолета выпорхнет почти юная красавица, право, нестыковка. И Этти врет супругу, что ее состояние здоровья настолько шатко, что ей не добраться в США. Кстати, Мише она ничего о деньгах, полученных от его отца, не сообщает, писем Ильи она сыну не передает. Отцу врет, что живет вместе с юношей, пишет, что они поменяли квартиру, в конце концов сообщает, что сынок женился, но неудачно, на очень бедной девушке Тане Сергеевой. В общем, Миша уверен, что отец его давным-давно забыл, Илья, полагая, будто сын не простил его за отъезд и не желает общаться с ним, старательно, дабы «замазать» вину перед Мишей, шлет деньги, Этти забирает их себе и живет припеваючи.

Но потом до Неймана таки доползли сведения об Этти, за пару недель до смерти он узнал о ней много интересного, чисто случайно, от общих знакомых, и решил наказать ту, перед которой столь долгое время испытывал комплекс вины. Вот почему эмигрант завещает имущество Мише, а в случае его смерти незнакомой невестке. Нейман полагает, что молодые проживут долго, Этти никогда не дождется столь желанных денег. Он ведь не мог подумать, что сын скоропостижно скончается, а бывшая супруга превратится в убийцу.

 

Глава 33

 

Решив избавиться от Тани, Этти начинает прокручивать в уме всякие варианты, вспоминает про Дорофеева и составляет план. Она звонит Никите и лепечет:

– Милый, я соскучилась, можно приеду? Мы зря расстались, я очень скучаю!

– Конечно, – радуется Никита, – жду, когда?

Этти назначает свидание, рассчитав точно время.

Она прибывает к любовнику и, как всегда, привозит с собой кофе «Белый Арап».

– Что? – вытаращила я глаза.

Гри потер руки.

– Я уже несколько раз говорил, что твоя расчудесная Этти пристроилась в одну российскую фирму, переводит для них всякие бумаги, компания выходит на международный рынок. Ну и зачем тамошним руководителям понадобилась толмачка, нам неинтересно, но знаешь, чем занимается организация?

– Нет, – ответила я.

– Она производит кофе «Белый Арап», – спокойно пояснил Гри. – Этти пробует напиток из пакетика и приходит в восторг, кофе свежий и неожиданно очень хорошего качества, это российский продукт в отличие от того, что Этти пыталась пить ранее. При всем уважении к импортным производителям должен заметить, что «три в одном» из-за океана не слишком радуют вкус. Этти, часто ездящая в командировки, вынуждена возить с собой банку с кофе, пакетики-то в ее случае удобней! Короче говоря, попробовав «Белого Арапа», Этти начинает пить его постоянно, более того, она рекламирует его знакомым. Дорофеев подсмеивается над любовницей, зовет ее «фанаткой пакетика».

Теперь восстанавливаем события: дамочка приезжает к парню. Время она рассчитала точно. Пока сидит у Дорофеева, невестку обрабатывает актер, скоро Танечка заявится по указанному адресу и найдет труп. Этти подсыпает Никите отраву, парень спокойно выпивает «чаек» и умирает. Очень довольная собой дамочка уносится прочь. Но тут происходит нечто, о чем Этти даже не подозревает. То, что она приняла за смерть, на самом деле было лишь агонией, Дорофеев еще жив, ему остается пробыть на этом свете пару мгновений, огромным усилием воли Никита берет лежащую на столе ручку и царапает на пачке сигарет слова «белый арап». Он пишет их с маленькой буквы, без кавычек и не успевает закончить начатую фразу. Долгое время я ломал голову над тем, кого имел в виду Дорофеев: негра? Или араба? А может, какого-нибудь писателя, поэта? С какой стати тут странное, полузабытое современными людьми выражение «белый арап»? Но потом все стало на свои места: «Белый Арап» – название кофе, который пьет Этти. Ясно?

Ощущая внутри себя звенящую пустоту, я с огромным трудом выдавила:

– Нет.

– Что еще? – блеснул глазами Гри.

– Я ведь могла не поверить тебе и не поехать к Дорофееву, Этти сильно рисковала, убивая заранее Никиту, его смерть оказалась бы зряшной.

Гри молча встал, открыл ящик письменного стола и протянул мне листок.

– Читай, это не подлинник, Федор снял копию.

Я впилась глазами в текст. «Милая, любимая, дорогая моя Этти! Понимаю, что доставляю тебе горе, но ничего поделать не могу, если ты читаешь это письмо, значит, я уже мертва. Ты всегда была моей лучшей и единственной подругой, поэтому хочу перед смертью покаяться. Я убила Никиту Дорофеева, своего любовника, он обещал мне замужество, счастье, детей.., но обманул, нашел другую, а я решила: пусть он не достанется никому. Теперь меня мучают муки совести. Прости, Этти, я любила тебя! Оставляю тебе деньги, которые я должна была получить за продажу сгоревшей квартиры. Надеюсь, что на небесах встречу Мишу, который поймет и простит измученную жену-самоубийцу. Сейчас выпью яд! Твоя невестка Таня Сергеева».

Меня заколотило.

– Я не писала ничего подобного.

– Подпись твоя.

– Но почерк лишь отдаленно похож!

– Образец для сравнения есть?

– Что?

– Имеется некий документ, написанный тобой?

Дневник? Письма?

– Ну.., нет, – замямлила я, – откуда! Некому мне отсылать открытки, да и не люблю я это дело.

Гри сложил листок.

– На то и был расчет. Дорофеев убит, хорошо, конечно, если тебя обнаружат в его квартире, Этти сделала все необходимое именно для такого развития событий. Но если сыщику не удается убедительно сыграть роль, дело поправимо. Спустя два дня свекровь встретится с невесткой, отравит ее, а потом, всхлипывая, отнесет письмо в милицию. Следователь будет рад быстро закрыть дело.

Однако события сразу катятся не в ту сторону, ты говоришь Этти, что устроилась на работу, значит, есть свидетели, что в момент смерти Никиты Сергеева была в другом месте. Ты же сказала, что уже приступила к выполнению обязанностей прямо сразу. Вышел облом. Эксперты зафиксировали час смерти Дорофеева. Сергеева в тот момент была на службе. И Этти решает представить твою смерть не как самоубийство, а как случайность.

– Хороша случайность, – фыркнула я, – нанятый киллер! Вот уж, право, по нашим улицам пули, как мухи, летают!

Гри почесал подбородок.

– Тут два момента. Не забудь, вначале был газ и наезд машины.

– Вот еще вопрос! – заорала я.

– Какой? – вздрогнул Гри.

– За рулем сидела Этти?

– Да.

– Где она взяла автомобиль?

– Эка задача, – засмеялся Гри, – купила за пару сотен долларов раздолбайку и бросила ее потом в близлежащем проходном дворе, оставив на сиденье пустую бутылку из-под водки и две банки пива. Обычное дело, пьяный за рулем, номеров на тачке не было, пойди найди хозяина!

– Но я потом позвонила Этти и сказала, что меня не отпустил хозяин!

– И что?

– Если она сама была за рулем, то знала, что я вру!

– Свекровь великолепно изучила тебя, – кивнул Гри, – она поняла: ты просто не желаешь волновать ее.

И ведь она оказалась права, так?

– Так.

– Вот видишь! Этти сделала выводы из неудавшегося покушения и решила действовать чужими руками, появился киллер, и стрелял он не обычной пулей, а, грубо говоря, емкостью, начиненной ядом. Разорвавшись, пуля с отравой вызывает резкий бронхолегочный спазм, любая «Скорая», прибывшая на место происшествия, констатирует естественную смерть от ну.., допустим, приступа астмы. А уж Этти, которую спросят, мигом подтвердит: да, невестка болела, но не лечилась, наплевательски относилась к своему здоровью.

Но бог хранит тебя, и свекровь понимает, надежней яда, поданного собственноручно, ничего нет. Этти потом отнесет в милицию письмо, покаяние самоубийцы, труп Дорофеева уже есть в наличии, может, все не так уж и плохо! В конце концов можно наврать, что Таня удрала с работы на часок.

– Вот почему ты и мне, и Этти сказал про Турцию!

Не хотел, чтобы мы какое-то время общались! – сообразила я.

– Ага, – радостно кивнул Гри, – я начал продумывать некий план, но тут случился облом, ложь раскрылась, и я понял, что следует поторопиться.

Едва сдерживая слезы, я прошептала:

– Почему ты мне раньше не рассказал? Зачем устроил этот спектакль?

– Во-первых, мы хотели поймать Этти с поличным, а во-вторых, я пытался открыть тебе глаза, но не смог.

Ты твердила, словно зуда: «Она моя лучшая подруга».

Что оставалось делать!

– Вот почему ты велел принимать ее в кабинете! – осенило меня. – Никаких денег и в помине не было.

Гри хихикнул.

– Мы с Федькой, пока ты дрыхла, всю ночь из шкафов вытаскивали книги, чтобы было где спрятаться. Здорово устроились. Он и Кошельков в кабинете…

– Кто? – не поняла я. – Кстати, почему Федор решил принять участие в спектакле? Отчего он не отговорил тебя от дурацкой затеи изображать из себя частного детектива?

– Мы с Федькой знакомы всю жизнь, – пояснил Гри, – он знает, как я мечтал получить роль в сериале.

Ну а потом, когда все завертелось, мы решили, что господин Рыбаконь может помочь следствию. И вообще, я столько раз выручал Федьку, что теперь настал его черед.

Петя Кошельков – сотрудник Федьки, а я сам сидел в шкафу в коридоре. Изумительное место! Через дырку виден кабинет, в щелку коридор.

Я тут же вспомнила, как, радуясь одиночеству, носилась по квартире голой, и побагровела, хозяин закашлялся, потом тоже примолк.

Во внезапно наступившей тишине стало слышно, как по крыше резко забарабанил дождь. Гри повернулся к окну.

– Что же теперь будет? – вырвалось у меня.

– С кем? – глухо поинтересовался хозяин.

– Со всеми!

– Этти сидит в изоляторе временного содержания, – пояснил он, – ей предстоит пережить длительный следственный процесс, потом суд. Думаю, вернее, уверен, что она получит большой срок, на ее совести убийство Андрея и Веры Калягиных, отравление Никиты Дорофеева и Нины Косицыной. Говорят, что серийные убийцы среди женщин редкость и вроде в нашей стране к дамам пожизненное заключение не применяют, впрочем, не знаю, но ясно одно – куковать Этти за решеткой не один год.

– А ты?

– Я? Ну.., надеюсь на съемки сериала, хотя, если честно, мне очень понравилось ремесло сыщика, – задумчиво протянул Гри.

– А как со мной? Работы снова нет, жить не на что, да и негде…

Гри кашлянул.

– Таня, наследство твое, конечно, но придется пройти ряд формальностей, а потом ты сумеешь купить себе любые апартаменты и навсегда забудешь про нищету.

– Господи, – неожиданно вырвалось у меня, – я и не подумала о деньгах Неймана.

– Рад, что у госпожи Сергеевой теперь будут средства, – мрачно заявил Гри.

– Отчего ты такой кислый?

Актер нахмурился еще больше.

– Знаешь, – сказал он наконец, – вокруг меня до твоего появления крутилось много баб. Небось ты уже поняла, что я не дед!

Я улыбнулась.

– При первой встрече я была удивлена твоим молодым голосом, потом отметила, что Гри крепок физически и не обладает заморочками старика, ты свободно управляешься с компьютером, не жалуешься на здоровье. Ну а теперь, когда ты сам признался, что для первой встречи загримировался, все стало на свое место… Кстати, почему ты и потом был в образе, с этой дурацкой бородой?

Гри усмехнулся.

– Когда ты неожиданно ввалилась ко мне домой, я сначала хотел притвориться, что случилась ошибка, но ты была настойчива, и пришлось выйти к тебе под личиной Рыбаконя. Ну а потом мне стало не с руки признаться, не превратись ты в богатую наследницу, я бы предложил тебе выйти за меня замуж. Извини, не умею говорить красивые слова, только, похоже, добрый боженька специально заварил историю, прислал ко мне Этти, а потом Калягина, для того, чтобы я нашел свою половину.

Ты сначала удивила меня честностью, потом у меня появилась жалость к милой женщине, которую ранее не баловали даже тогда, когда она болела. Потом я понял, что ты не охотница за деньгами и красавчиками, я специально ведь сказал, что Аристарх богат. Если честно, я соврал, у него ничего, кроме этой квартиры, нет. Мне просто было интересно посмотреть на твою реакцию. В общем, если бы не твое стихийно изменившееся материальное положение, сейчас я мог бы сказать: «Тетеха, живи у меня, особого благополучия не предлагаю, хотя, может, конечно, выбьюсь в люди. Кстати, мы могли бы вместе поработать детективами, у нас неплохо получается». Но теперь подобных слов произнести не смогу, получается, что охочусь за богатой невестой.

– Я толстая, – вырвалось из глубины души, – некрасивая.

– Для меня ты самая лучшая, – серьезно ответил Гри, – кстати, я попытался было завести интрижку, отправил тебя в кино, ты, наверное, помнишь эту идиотскую историю? Между прочим, мне в тот момент показалось, что ты ревнуешь к дизайнерше Марине!

– Постой, постой, – забормотала я, – с Мариной, придумавшей идиотскую форму для милиционеров, приходил Рися!

Гри рассмеялся.

– Я думал, ты давно догадалась!

Потом он аккуратно отцепил бороду, усы, снял парик, взял с подоконника пачку салфеток для удаления макияжа.

Я, находясь почти в коматозном состоянии, наблюдала, как исчезают старческие пигментные пятна, морщины. В конце концов в комнате оказался… Аристарх.

– Уж извини, – развел он руками, – знаю, что «внучок» не пришелся тебе по вкусу, но, может, сейчас, зная меня лучше, ты не обратишь внимание на внешность.

Наверное, я и впрямь талантливый актер, раз так хорошо сыграл роль Гри.

– Сколько тебе лет? – выдавши я из полупарализованного горла.

– Тридцать.

– Ты моложе меня!

– И что?

Я рухнула на диван, силы окончательно покинули меня. Еще вчера я была нищей женщиной, не имеющей никакой надежды выйти снова замуж, а наутро превратилась в богатую наследницу, невесту молодого красавца.

Ей-богу, просто сказка про Золушку и семерых козлят.

Хотя при чем тут козлята? Извините, у меня кружится голова и путаются мысли.

 

Эпилог

 

Я вышла замуж, но мне трудно называть супруга Аристархом, он так и остался для меня Гри. Свою девичью фамилию Сергеева я не сменила на Бабулькину.

Как, впрочем, и когда шла под венец в первый раз.

Гри так и не снялся в сериале, а я не нашла работу секретарши, но мы с мужем не горюем, потому что увлечены новым, невероятно увлекательным делом, совместным бизнесом. Правда, особых денег он нам пока не принес, зато адреналина теперь в жизни столько, что легко могу поделиться им с вами. Может, когда-нибудь, если будет время и желание, разболтаю, чем мы с Гри теперь занимаемся, а может, и нет, потому что наше дело предполагает умение крепко держать язык за зубами.

Что сказать мне вам на прощание? Знаете, пережив тяжелые времена и узнав правду об Этти, я очень хорошо поняла: никогда нельзя сдаваться, уныние, между прочим, смертный грех. Если же жизнь, по вашему мнению, постоянно подсовывает вам неприятные неожиданности, не переживайте, не хнычьте, не жалуйтесь, это не поможет. Просто засучите рукава, подхватите всех котов в мешках, подброшенных судьбой-злодейкой к вашему порогу, и обменяйте их на одного Кота в сапогах. Думаю, у вас получится, главное, сообразить, что Кот в сапогах чаще всего находится в непосредственной близости от вас и не всегда на нем красуется бархатный камзол с золотыми пуговицами.

 

1   2   3    4   5   6   7

 

На главную     Начало книги

 2728226@mail.ru    

 

 

 

 
 

 

 

Сайт создан в системе uCoz